Специалистам помогающих профессий

Г.В. Булаховская

Гильдия психологов, психотерапевтов и

тренеров им. проф. В.А. Ананьева;

О.А. Старостин

Межрегиональный институт экономики и права

при Межпарламентской Ассамблее ЕврАзЭС,

Санкт-Петербург, Россия 

Влияние внутренней мотивации на эффективность специалистов «помогающих» профессий с позиций подхода С. Рисса

Аннотация. Авторы рассматривают в статье помогающую активность специалистов при взаимодействии с клиентом. Дается характеристика влияния на эффективность взаимодействия принципов подхода С. Рисса.

Ключевые слова: теории мотивации, подход С. Рисса, эффективность взаимодействия, поведение человека.

Abstract. Authors discussed helps activity of professionals in collaboration with the client. The article characterizes the influence of the principles by S. Reissapproach on the efficiency of interaction.

Keywords: theory of motivation, S. Reiss approach, efficiency of communication, human behavior.

Помогающая активность психотерапевта, психолога-консультанта, коуча является одним из основных неспецифических факторов психотерапевтического (консультационного) процесса, определяющим качество взаимодействия и сотрудничества в диаде клиент — консультант (клиент — терапевт). Специалисту такого рода важно осознавать, что стоит за его помогающей активностью, какие мотивы определяют его поведение во взаимодействии с клиентами и почему он стремится именно в эту профессию. Только осознанность в процессе профессиональной деятельности, наряду с открытостью, принятием, доверием, терпением и покорностью, делает помогающую активность целостной и гармоничной.

Вопросы детерминации активности человека возникли вместе с зарождением философской мысли. Представители античной философии не только обратили внимание на феномен «нужды», но и предложили свои версии в объяснении механизмов поведения человека. Наиболее значительный вклад внес Аристотель. Он установил связь стремления с целью, в которой в форме образа или мысли представлен объект, имеющий для организма вредное или полезное значение. Он также обозначил, что стремления определяются потребностями и связанными с ними чувствами удовольствия и неудовольствия (Ильин Е.П., 2011).

На сегодняшний день предложено множество различных теорий мотивации — бихевиористские (Б. Скинер, К. Спенс, Э. Толмен, Д. Уотсон, К. Халл и др.), когнитивные (Дж. Аткинсон, Г. Келли, Д. Маккелланд и др.); психоаналитические, связанные с появлением учения З. Фрейда, идеи которого были развиты К. Юнгом, А. Адлером, К. Хорни, Э. Фроммом. В гуманистической психологии свои теории предложили Г. Мюррей, А. Маслоу, Г. Олпорт, К. Роджерс и др.Принадлежность их к различным теориям личности ведет к отсутствию единого взгляда на феномен мотивации, тем самым провоцируя терминологическую неясность и способствуя созданию иногда даже противоречивых методов работы в этой сфере. Современный мотивационный подход, предложенный С. Риссом, ставит целью создание интегративной теории мотивации, что позволит анализировать поведение человека и решать самые сложные гуманитарные и терапевтические задачи [Reiss S.,2000].

С. Рисс предположил, что любое человеческое стремление может быть сведено к одному из 16 базовых желаний или комбинации из них: «власть» — желание влиять на других; «независимость» — желание полагаться на себя самого (стремление к самостоятельности); «любознательность» — желание познания; «принятие» — желание получать одобрение от других (стремление к включению); «порядок» — желание все упорядочить (стремление к организации); «сбережения» — желание собирать, запасать и хранить; «честь» — желание соблюдать традиционные нормы морали (желание быть лояльным к своим родителям и наследию); «идеализм» — желание социальной справедливости; «социальные контакты» – желание взаимодействия с другими людьми; «семья» — желание растить своих детей; «общественное положение» — желание престижа, «соревновательность» — стремление к соперничеству, мстительность; «романтические отношения» — половое влечение; «насыщение» — желание потреблять пищу; «физическая активность» — желание мышечной активности (ReissS.,2004). Базовые желания имеют врожденную (генетическую) природу и присутствуют, по мнению С. Рисса, в каждом человеке, но при этом имеют разную силу выраженности. Автор настаивает на том, что человек рождается со своим мотивационным профилем, который в дальнейшем не меняется. Уникальность личности формируется не только в связи с различной выраженностью тех или иных базовых желаний, но также благодаря таким факторам, как культурная среда, особенности воспитания и др. В результате для каждого базового желания формируется свой набор ценностей, выражение которых позволяет человеку удовлетворять значимые для него мотивы (они же — базовые желания).

Другим важным аспектом мотивационного подхода С. Рисса является то, что базовые желания оказывают влияние на поведение человека независимо от того, осознает он их, или нет. Осознанность в отношении своих движущих мотивов позволяет человеку выбирать адекватные способы их удовлетворения и тем самым формировать «дизайн» своей жизни, повышающий ее качество.Одним из существенных элементов «дизайна жизни» является профессиональная деятельность. Мотивационный профиль может помочь прояснить, почему человек не получает удовлетворения от своей деятельности или почему он в ней не успешен и как сделать ее более эффективной. Профиль также дает возможность объяснить, почему человек выбирает ту или иную профессию и с какими трудностями он может в ней столкнуться. Представление о своих движущих мотивах может оказаться очень полезным для того, чтобы избежать этих трудностей или справиться с ними.

Логично предположить, что наибольшей полезности следует ожидать от применения его в профессиональной деятельности типа «человек — человек» согласно известной типологии Е.А. Климова, особенно в сфере относящихся к этому типу «помогающих» профессий. Личностные свойства специалиста приобретают в этой группе профессий особое значение, поскольку он сам, его личность выступают в роли средства деятельности. Таким образом, зрелость личности помогающего специалиста, уровень его осознанности приобретают не только моральную значимость, но и являются залогом эффективности его деятельности, т.е. могут быть рассмотрены как профессиональные компетенции (Эннс Е.А., 2012).

Отсутствие осознанности в отношении своих движущих мотивов способно приводить к неадекватным способам их удовлетворения. Согласно подходу С. Рисса, в основе желания помогать (или «помогающей мотивации») лежит один из базовых мотивов или комбинация из них. На наш взгляд, ситуация, когда в основе лежит единственный базовый мотив, встречается довольно редко, но можно говорить о том, что в каждый конкретный момент влияние какого-то из мотивов оказывается наибольшим. Рассмотрим случай, когда в основе желания помочь лежит сильно выраженный мотив «власть», желание влиять на других. Удовлетворение его дает радость от восхищения собой. Когда мотив удовлетворить невозможно, ощущается беспомощность. «Власть» является, прежде всего, желанием быть директивным и управлять другими. Таким людям нравится проявлять авторитет, давать распоряжения.

На наш взгляд, последствием неосознанности в отношении этого мотива в помогающей деятельности может стать так называемое «желание причинить добро», занять излишне активную позицию, взять на себя не свою долю ответственности, тем самым снизив эффективность процесса. Например, одна из компетенций психолога-консультанта, психотерапевта и коуча заключается в способности работать на поле реальности клиента. Существует вероятность, что коуч, не осознающий в себе стремления к власти, будет пытаться «тащить» клиента в реальность собственную.

Рассмотрим мотив «принятие» или желание получать одобрение окружающих. Такие люди сильно реагируют на критику и неудачи, на то, когда их отвергают. Они избегают конфликтов, ситуаций оценки, часто не готовы бороться за свои права, когда другие этим пользуются. Тяжело переживают отказ. Удовлетворение этого желания дает ощущение достоинства, тогда как невозможность его удовлетворить приводит к чувству незащищенности. Надо заметить, что желание «принятия» делает людей внимательными к потребностям других, без чего никак нельзя обойтись в помогающей деятельности. Отсутствие осознанности в отношении наличия у себя этого мотива в числе движущих может послужить причиной выбора несоответствующих решаемым задачам методов или форм работы. Например, тренер может использовать упражнения, которые доставляют участникам тренинга много радости и веселья, но при этом малоэффективны для развития требуемых навыков. В ситуации ошибки, от которой никто не застрахован, тренеру с неосознанным стремлением к «принятию» будет сложно признать это в группе. При этом совершенно очевидно, что искренность и открытость тренера, как и психолога-консультанта (психотерапевта), гораздо важнее, нежели его непогрешимая компетентность. Для психолога-консультанта и психотерапевта с высоким и не осознанным мотивом «принятие» будет сложно пойти на конфронтацию с клиентом, даже если этого «требует» терапевтический процесс. Если же мотив «принятие» выражен слишком слабо, а у С. Рисса это звучит, как «стремление от «принятия», есть риск оказаться нечувствительным к потребностям клиентов, учеников, людей, которым помогаешь. Впрочем, насколько часто люди с очень низким стремлением к «принятию» оказываются среди специалистов помогающих профессий, неизвестно, поскольку подобных исследований пока не проводилось.

Неосознаваемые движущие мотивы (значение которых выше или ниже среднего) могут лежать в основе ограничения творческого потенциала консультирующего специалиста, так называемых «блоков креативности» (Бадхен А.А., Родина А.М., 2007). По сути, это нередко встречающиеся в практике неконструктивные стратегии поведения. Если проанализировать их с точки зрения С. Рисса, то, например, с высокой долей вероятности можно предположить, что неосознанное сильное стремление к «принятию» может лежать в основе блока «страх неудачи», когда консультант не идет на риск, чтобы избежать боли и стыда. Как уже говорилось, довольно редко причиной того или иного поведения является только один мотив. В данном случае усиливать страх консультанта способно сильное стремление к эмоциональному покою. Те же мотивы могут стать причиной «нерасположенности к легкости и игре», в результате чего консультант выбирает для себя серьезный стиль, переживает о том, чтобы не выглядеть глупо.

Существует вероятность усугубления ситуации наличием мотива «общественное положение», его еще переводят как «статус». Удовлетворение его приносит ощущение собственной важности, неудовлетворение ведет к ощущению незначительности. Мотиву «статус» соответствуют, прежде всего, такие ценности, как место в обществе, богатство, в меньшей степени слава, внимание, репутация. В случае «нерасположенности к легкости и игре» специалист с сильным стремлением к «статусу» может оберегать свою репутацию профессионала. Люди, у которых сильно выражено стремление к «статусу», чувствительны к положению других в обществе. Они будут чувствовать себя стесненно в присутствии тех, чей статус выше, и сторониться контактов с теми, чей статус значительно ниже их собственного. Есть вероятность, что в первом случае консультирующему специалисту это будет мешать разглядеть свои собственные ресурсы, а во втором — оценить ресурсы, имеющиеся у клиента.

Один из «блоков креативности» образует зависимость от традиций. «Тот, кто сам когда-то был клиентом, знает, как часто мы пытаемся копировать манеру своего терапевта или своих учителей. Поэтому нередко вместо того, чтобы быть естественными и принимать себя такими, какие мы есть, мы пытаемся играть роль «идеального консультанта» [3]. В основе может оказаться сильное стремление к «чести», т.е. стремление соблюдать традиции, моральные кодексы. Стивен Рисс — американец, поэтому уважение к родителям (а в данном случае роль терапевта или учителей сродни родительской роли) также оказывается связано с мотивом «честь», а не с мотивом «семья», как интуитивно хотелось бы связать в русской культуре.

Именно терапевтический процесс в большей степени, нежели консультирование или коучинг, связан с «блужданием» мысли, «зависанием на мелочах», которые, на первый взгляд, могут казаться незначительными. Однако, как раз через них может открыться что-то очень важное для клиента. Поспешное стремление терапевта ухватиться за какую-то мысль или идею может отрицательным образом отразиться на ходе и эффективности процесса. Подобная стратегия поведения трактуется, как блокирующая креативность «потребность в равновесии». Для консультанта может быть невыносим беспорядок в мыслях, путаница, он способен испытывать чрезмерную нужду в равновесии и порядке. Одним из базовых мотивов в подходе С. Рисса является «порядок», то есть стремление все организовывать, упорядочивать. Когда желание удовлетворено, возникает ощущение стабильности, неудовлетворение рождает чувство неконтролируемости. Сильная выраженность стремления к «порядку», когда она не осознается, вполне может стать причиной подобного «блока креативности».

Рассмотренные выше ситуации подтверждают, что осознанность психотерапевта, психолога-консультанта, коуча, любого другого представителя помогающей профессии является важнейшим фактором эффективности осуществляемой ими деятельности. Не только тест мотивационной чувствительности, но даже размышление над собственными мотивами в «системе координат», предложенной Стивеном Риссом, может оказаться в этом смысле очень полезным.

Литература.

1. Ильин, Е.П. Мотивация и мотивы / Е.П. Климов.– СПб: Питер, 2011. – 512 с.;

2. Климов, Е.А. Психология профессионального самоопределения: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Е.А. Климов. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. – 304 с.;

3. Мастерство психологического консультирования. / Под ред. А. А. Бадхена, А. М. Родиной. – СПб.: Речь, 2007. – 240 с.;

4. Старостин, О.А. Методы холистической психотерапии как модели современной целостной психокоррекции и терапии / О.А. Старостин // Психотерапия. – №2(122). – 2013. – С.23-26;

5. Эннс, Е. А. Психологическая характеристика помогающих профессий [Текст] / Е. А. Эннс // Современная психология: материалы междунар. науч. конф. (г. Пермь, июнь 2012 г.). – Пермь: Меркурий, 2012. – С. 92 – 93. http://www.moluch.ru/conf/psy/archive/34/2487/;

6. Reiss, S. Who Am I? The 16 basic desires that motivate our actions and define our personalities / Reiss S. – New York: Tarcher/Putnum, 2000. – 288 p.; 

 

Статья опубликована в ноябре 2013 года в сборнике "Социально−психологические, педагогические и медико−психофизиологические проблемы модернизации общества на евразийском пространстве"